Домой Общество Машинист метро, спасший ребенка на «Бабушкинской», обратился к пассажирам

Машинист метро, спасший ребенка на «Бабушкинской», обратился к пассажирам

68
0

«Ситуации, когда мамочка в последнюю секунду ввозит в вагон коляску, происходят довольно часто»

Происшествие на станции «Бабушкинская», когда ребенок, чудом остался жив, упав на рельсы прямо перед пребывающим поездом, заставило общественность еще раз убедиться, насколько важно, кто сидит за контроллером поезда метро. Спасти жизнь маленького москвича помогло и то, что он успел спрятаться под платформой, и реакция машиниста, который за считанные секунды остановил тонны металла. В этот день на смене был Алексей Раевский. 33-летний мужчина трудится в столичной подземке чуть более 4х лет, но уже стал настоящим героем. Он рассказал о том, как ведут себя пассажиры метро и что нужно сделать, чтобы развить внимательность.

Машинист метро, спасший ребенка на «Бабушкинской», обратился к пассажирам

— В детстве мне, как и многим мальчишкам, нравились поезда, но про то, чтобы стать машинистом метро, я не думал. Я закончил техникум на технолога общественного питания и университет на преподавателя по психологии, но ни в одной из этих профессий будущего карьерного роста я не видел. В начале 2016 года, когда я как раз размышлял над тем, куда пойти работать, мой друг предложил как вариант метро. Он часто ездил и видел объявления о наборе учеников в машинисты. Идея мне понравилась и, не откладывая, я пошел учиться. Это заняло порядка полугода, после чего я вышел на Замоскворецкую линию помощником машиниста. И уже в начале 2017 года стал машинистом. Благо, сейчас метро очень активно развивается и вакансии есть.

— В большинстве случаев машинисты не переходят «с линии на линию». У меня же уже вторая – в октябре я перешел на Калужско-Рижскую линию. Перед переходом есть период наезда, чтобы прочувствовать новую линию. У каждой есть свои особенности, начиная от плана и профиля пути, заканчивая расположением светофоров и скоростными режимами.

— Мне нравится «ощущать» состав во время его управления. Одно – это быть пассажиром, другое – чувствовать свою машину: как она тормозит, как разгоняется. Это очень интересно. Когда я работал на ЗЛ, то почти всегда ездил на одном и том же составе. Знал его наизусть от и до, даже все номера вагонов. Знаете, у каждого поезда, хоть они и типовые, свой характер. Я легко могу вспомнить звук работы моего, хоть с закрытыми глазами узнать. Есть небольшие нюансы в разгоне, торможении. Словами описать это сложно, надо ездить и чувствовать. Представьте, ты за смену сотни раз останавливался и стартовал, конечно, поведение машины выучивается.

— Как бы не казалось со стороны, что машинисты решают каждый день экстремальные задания, на самом деле весь порядок действий описан в инструкции. Один случай не похож на другой, но, основываясь на своих знаниях, всегда можно понять, что делать.

— На самом деле поезд не остановился за секунду. Силу инерции никто не отменял, состав не может стать «колом». Я не могу въезжать на станцию с мыслью, что вот-вот кто-то должен упасть, это просто невозможно. Но тут, я даже сам не осознавая, считал, что какое-то несоответствие. То есть ребенок шел сначала нормально, а потом резко поменял траекторию движения. Реакция сработала сама собой, я не думал «что? как? почему? Что делать?», все произошло автоматически. Как раз, предположу, что все и закончилось так хорошо, потому что я не думал, а действовал сразу по наитию. Можете назвать это интуицией, не зню.

— Для начала нас всех проверяют у психолога на скорость реакции. Выглядит это как картинка с двумя кругами. По внешнему «бегает» зеленый огонечек, а внутренний может загореться неожиданно желтым или красным. В зависимости от цвета нужно сделать определенное действие. Тест длится 30 минут и всё это время ты должен быть максимально сконцентрирован. Может мне помогает то, что я занимаюсь горными лыжами. Там тоже скорость, нужно быстро принимать решения, когда едешь по неподготовленной трассе. Также занимаюсь коньками и роликами, все это помогает. Скорость для меня как вторая стихия. Еще один совет можно дать. Я использую приложения, развивающие память, скорость реакции, интеллект – их сейчас большое множество и рекомендую использовать их и другим.

— Для машиниста необходимо крепкое здоровье – это факт. У нас есть некоторые нагрузки. Ты находишься в кабине, в замкнутом пространстве всю смену. Вокруг шум, вибрации, смена темных тоннелей на яркие станции – раз за разом с маленьким промежутком времени. Я компенсирую все это занятиями спортом на открытом воздухе, походами в баню, правильным питанием. И еще – никакого алкоголя.

— Одина из самых позитивных деталей моей работы, помимо долгого отпуска, это реакция детей. Часто на станции можно увидеть ребенка, который машет ручкой машинисту. Если я вижу такое, с удовольствием отвечаю — киваю юному пассажиру. Но все это, безусловно, очень приятно.

— Пожалуй, самый сложный день – это понедельник. После выходных разница в количестве пассажиров огромная, да и поведение у людей отличается. В выходной пассажиры более размеренные, что ли, хотя спешащие тоже есть. Когда едешь в «пике» нет времени рассматривать пассажиров, едем по четкому графику и ждать никого не можем. Иногда потом уже видишь, что кто-то бежал по лестнице, торопился и не успел. Стоят, разводят руками, но ничего сделать нельзя. Успеваешь только и ловить промежуток между потоком людей, чтобы уехать. Вообще, часы пик с большим количеством пассажиров – это все равно стресс. Есть такая особенность у людей, как бы часто не ходили поезда, пытаться пролезть в закрывающиеся двери. Не все знают, что у поездов есть четкий график, выверенный до секунд. Потом обижаются, что их не подождали, совершенно не задумываясь, что эти 5-10 секунд тормозят всю линию. Объявляешь, что нужно быстрее заходить и выходить, но все равно. На Калужско-Рижской линии, кстати, с этим полегче. Интервал очень маленький, народ не успевает скапливаться.

Есть еще отдельная каста спешащих – люди, которые перебегают из вагона в вагон на станциях. Есть такие, кто упорно бежит вдоль вагона, и заходят в последнюю секунду перед закрытием дверей, тем самым задерживая отправление поезда и других пассажиров. Большинство людей, кто торопятся, могут и не делать этого. Они не выигрывают время, а только создают суету, которая перемножается на количество людей и становится массовой. Да и бегать в метро – запрещено.

Вечерами другая история. Когда поезда едут не с таким коротким интервалом, есть возможность подождать пассажира. Даже если только-только закрыл двери и вижу, как торопится человек из перехода, то я открою их снова. Ничего страшного, в пути в вечернем графике эти доли секунд можно нагнать.

— В начале пандемии было непривычно, но часть самого малолюдного месяца я провел в отпуске, так что не успел соскучиться..

— Все мы любим пассажиров, но хотелось бы попросить их не торопиться. Подождать полторы минуты – разве это так много?

Еще хотелось бы обратиться к родителям. Не бегите с детьми и колясками. Ситуации, когда мамочка в последнюю секунду ввозит в вагон коляску, а сама стоит на станции, или когда родитель забегает в поезд на закрытие дверей, а ребенок позади – происходят довольно часто. С детьми в поездке нужно быть внимательным вдвойне и не оставлять их без присмотра.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь