Домой Общество Последователи секты Виссариона заявили, что его арест был предсказан

Последователи секты Виссариона заявили, что его арест был предсказан

104
0

«Нам надо всем сейчас реветь, а мы улыбаемся»

Казалось бы, «Церковь Последнего Завета» разгромлена. Ее лидер Виссарион — Сергей Тороп, кто тридцать лет дурачил последователей, называл себя «новым Христом» и грозил концом света, арестован. В СИЗО теперь и два его ближайших помощника. За присвоение денег адептов и применение к ним психологического насилия, «святой троице» грозят реальные сроки наказания.

Последователи секты Виссариона заявили, что его арест был предсказан

Фото: сайт Церкви последнего завета

Те, кому удалось вырваться из секты, подробно рассказывают о диких правилах, установленных в общине. Но многие последователи Виссариона продолжают ему слепо верить. Все обвинения, предъявляемые Учителю, они называют лживыми. Силовики сейчас круглосуточно патрулируют поселки висарионцев. Они в ответ, облачившись в белые одежды, устраивают праздники урожая, водят хороводы. Сложившуюся ситуацию называют экзаменом и призывают стать более сплоченными и дружными.

Двое из сподвижников Виссариона согласились рассказать нам свои истории. А религовед Роман Силантьев спрогнозировал, как сложится их судьба. 

Александр Скробан родом из Минусинска, где долгое время жил сам Виссарион-Тороп.

— В 90-е годы приехал в Гуляевку на свадьбу. Пошел на гору, где увидел красивых людей, услышал Виссариона, который обладал огромной внутренней силой, — рассказывает Александр. — Стал читать Новый завет. Был поражен, что прошло две тысячи лет, а мир, в плане взаимоотношений между людьми, не изменился. Мне понравилось учение Висссариона, захотелось ему следовать. Мне было тогда 20 лет, у меня был свой бизнес. Коттедж я оставил маме, квартиру — бывшей жене с ребенком. Взял котомку и пошел, сознательно бомжевал пять лет, потому что хотел научиться жить во блага ближних.

Потом приобрел земельный участок, стал строиться. У нас есть правило: мужчина должен обеспечить свою семью, он должен быть мастером. Общих домов у нас нет. В каждой деревне есть группа единомышленников, которая собирается вместе, чтобы решать жизненно важные задачи. Например, мы часто объединяем инструменты, но у каждого их них есть свой хозяин.   

— Люди сюда приехали самые разные. Каждый привез свои грехи. Мы стараемся научиться смирению, скромности, всепрощению, пониманию, заботе, доброте. Кто-то больше старается поменять себя, кто-то меньше. У кого-то сил больше, у кого-то — меньше. Основной закон «Нового Завета» — «Возлюби ближнего, как самого себя». Виссарион провозгласил новую заповедь: «Возлюби ближнего больше, чем самого себя. 

— Здесь большое количество пенсионеров. Быт у многих не налажен, они нанимают людей, чтобы им выполнили строительные работы. Члены общины вспахивают огороды, занимаются заготовкой дров. Кто-то выполняет подсобные работы. Кто-то стал высококлассным мастерами по рубке древесины. Возводит рубленные дома. Их возят по всей планете, даже за границу. Они есть и в Москве. Их разбирают и везут. Диаметр бревен там может доходить до 70 сантиметров. Мастера все официально оформлены, как предприниматели.

Я занимаюсь разведением лошадей, у меня их четверо в хозяйстве. Изготавливаю упряжи, различные приспособления для лошадей. В ближайшее время собираюсь открыть мастерскую по пошиву обуви по индивидуальным заказам.

— Он у нас не зарабатывал. Мы все, каждый по-своему, в знак благодарности заботились о нем. Сами пришли и бесплатно построили ему дом. Для нас это просто святое действие. Участвовали все, кто мог, и кто хотел. Но, если человек курил, матерился, выпивал, его к такому таинству не допускали. Храм должен строиться с чистой душой, с чистым сердцем. Я сам участвовал в его строительстве. Для меня это была большая радость. 

— Я лично не отдаю. У меня четверо детей. Я мало зарабатываю, если будут вносить взнос — это будет в ущерб моей семьи. У кого-то больше возможностей. Кто-то десятую часть от заработка отдает, кто-то — двадцатую. Но ведь подобные взносы есть в любой церкви, в любой профсоюзной организации. Взять тот же подоходный налог, который платят все работающие. Каждый верующий у нас хочет, чтобы церковь развивалась. У нас, например, в качестве транспорта, ходит вездеход. Каждый может им воспользоваться, подняться на гору бесплатно. Это достаточно старый автомобиль, который требует обслуживания. За это платит церковь.

— Нам никто ничего не запрещает. Хочешь — ешь мясо, но ты будешь больной. Кто хочет поправить свое здоровье — ест овощи, фрукты, зелень. Кто-то не держится, кто-то — срывается. Что касается меня, то я покупаю сливочное масло, сыр, крупы — рис, гречку, пшено, овсянку, макароны. Лечо, кабачки, фрукты. Вот сейчас вернулся с поля, мы накопали 150 ведер картошки. У нас также своя морковка, капуста и свекла.

Я вешу сто килограммов. Недавно приезжали городские ребята, я с ними пошел в лес. Они поднялись на гору, запыхались, говорят, подожди, надо передохнуть. А у меня даже дыхание не сбилось. Вот вам польза от веганской диеты.

— Обязательно. Покупаем яйца, у нас есть три дойных козы. Дети сами определяют, что они хотят есть. Недавно поехали с младшей годовалой дочерью в Курагинскую районную больницу. Когда жена ребенка развернула, врач не переставала удивляться, все повторяла: «Какой здоровый ребенок». Никак не могла поверить, все спрашивала: «Что и этим не болела, и тем? А рожали где? Дома? Муж роды принимал?»

— Нет, а какая в этом нужда? У нас здоровые дети. Запрета на обращения к медикам нет. Люди сюда приезжают с самыми разными «тараканами», кто-то уринотерапией лечился, кто-то — пиявками. Они не раз спрашивали Виссариона, как правильно травками лечиться? Он объяснял, что здоровье у них так расшатано, что никакие травки и примочки им не помогут, советовал обратится к специалистам. Он сам ходит к врачам, из роликов видно, что он пользуется очками.

За 20 лет он запрещал верующим осуждать ближнего, унижать, оскорблять, возвышаться, убивать. Вот это, действительно, под запретом.

— Эта трагедия случилась в моей родной деревне Тюхтят, в семье Кармановых. Это наши друзья. Там основное обвинение было в том, что, якобы, им запрещено было обращаться к медикам. Но мы-то знаем, что никого запрета нет. Они как раз-таки обращались за медицинской помощью, им она была оказана. Мальчик стал задыхаться, потом температура спала, он начал нормально дышать. Доктор-педиатр выписала малышу лекарство, он уснул. Родители хотели после того, как он проснется, сделать ему ингаляцию. А мальчик не проснулся. Умер. Причем, эти ребята, и мама, и папа, очень щепетильные в плане здоровья, только кто-то чихнет — они все, поехали в больницу сдавать анализы. После смерти сына у них в семье родился еще один ребенок.

— Бывает ситуация, когда одинокая женщина полюбила чьего-то мужа. И чтобы она могла реализовать свою любовь, только законная жена может пригласить ее в свой в дом. Мужчина не имеет права даже заикаться об этом. Только с согласия своей жены он может взять ответственность за эту женщину. Я могу вспомнить, наверное, только пять подобных случаев.  

— Я знаю только одну такую пару. В деревне все друг у друга на виду. И между людьми возникают чувства, им что запрещать любить что ли? Зачем всем мучиться? Жены поменялись мужьями. И в той, и в другой семье появились еще дети. Все живут счастливо.

— Первая жена, Любовь, находилась в очень непростых условиях. Внимание женщин к Учителю было огромное. Они, порой, вели себя навязчиво. От влюбленной женщины ждать адекватности сложно. Учителя часто приглашали в поездки, он отлучался из дома. Выдержать Любе все это было непросто. Тем более, что у них было пятеро детей. Плюс еще одна женщина оставила им больную девочку. Все это накатило, Люба не справилась с ситуацией. После того, как она ушла, появилась другая, которая была рядом, София, которая уже больше доверяла. Мастер не может быть без женщины, она его вдохновительница, сотворец. У них потом появилось двое детей.

— Почему она бедная? Она поехала учиться в Красноярск на психолога, стала практиковать. Она здесь очень много общалась с людьми, вела Мужской клуб. Здесь продали дом и купили ей в городе квартиру. Дети сами выбрали, с кем им жить. Старшему, Ромке, сейчас лет за 30, он живет здесь рядом, в Петропавловке, у него своя семья. Славка тоже здесь где-то тусит. Я его постоянно вижу.

— Вы, наверное, сами не раз наблюдали, как на знаменитого человека набрасывается кучу поклонников и фанатов. Нужен человек, который мог бы их отодвинуть и образовать коридор безопасности. Был случай, когда Виссариона ударили на встрече в Киеве, у него была повреждена челюсть. Несмотря на то, что у него очень хорошие навыки, он изучал боевые искусства, Учитель не предпринял никаких усилий, чтобы остановить нападавшего. Это нужно было, чтобы показать, что такое любовь, помните слова Божие – «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». То есть, на зло отвечай не злом, а добром.  

— Напавший человек был в ярости. Он пришел на встречу уже с предвзятым отношением, но и не сдержался. Когда человек приходит к свету, весь негатив, вся тьма, начинает из него вылезать наружу. Заявление в полицию никто писать, естественно, не стал.

— У нас река, люди, бывает, тонут. Уходят в тайгу и теряются. Как, впрочем, и везде. В общину люди приезжают, чтобы стать родными, дружить и общаться. Но здесь же собрались и те, кто отбывал наказание в колонии, и бывшие наркоманы. Они приехали, чтобы поменяться. Не у всех это получается.

51-летний Эраст Бекетов родом из Запорожья. Приехал в Красноярский край почти 25 лет назад.  

— Я искал общину, где люди могут жить вместе, помогать во всем друг другу, — делится Эраст. — Мне претила вакханалия, которая царила после распада Советского Союза. В этот непростой период я развелся. Наладить контакт с женой не удалось. Деньги для нее оказались важнее любви. Жить в обществе уже не хотел. В 1995-ом решил поехать к Виссариону. Мне тогда было 26 лет. Какое-то время работал в Курагино, обучал детей столярному делу, мы делали кораблики и домики. Потом трудился в Черенках. Помогал людям, выполнял ремонт техники. Кому-то надо было что-то проточить, приварить. Был период, когда трудился в кузнеце, сделал два конных культиватора, один из которых работает до сих пор. Использовал рисунки 17 века. Мы стараемся использовать технологию земледелия, которая не зависела бы от денег и горюче-смазочных материалов.

— Дело не в правилах, а в принципе. Здесь нужно научиться бескорыстно помогать друг другу, не ожидая ничего взамен. Все 25 лет я помогал людям, не назначая цену за свой труд. И испытывал от этого счастье, которое не сравнится ни с какими деньгами. И если это будут делать все — наступит благоденствие. 

— Я никогда надолго не оставался в нужде. Либо помогали люди, либо находилась работа. Мне было что одеть, что поесть. Этого достаточно. Когда у людей есть огороды, еды хватает. Что касается денежного вклада в общину, если человек мало получает, доходы у него небольшие, ему вносить ничего не потребуется. Даже, если говорят, что надо на что-то скинуться, все-равно это на усмотрение самого человека. Если не можешь, все это спокойно воспринимают.

— Каждый волен питаться так, как хочет. Если человек чувствует потребность съесть рыбу, это считается шагом назад, но жесткого запрета никто ему не ставит. Я вегетарианец уже лет 30. Был период болезни, когда мне доктор посоветовал есть рыбу. Это произошло после травмы, я простудил колени, когда во время работы долго опирался ими о землю. Сегодня на ужин пожарил себе овощи, хотя жарить – тоже нежелательно.

— Если человек в это верит, он может исцелиться. Я такие случаи знаю. Я за 25 лет ни разу не прикасался к Виссариону, и стремления такого не было.  

— Я был два раза женат. Последние 4, 5 года прожил с женщиной. У нас был, так называемый, векторный брак по астрологии. Мы расстались, но сохранили дружеские отношения. Я очень ценю этого человека, но мужем быть больше не смог. Что касается любовных треугольников и вторых жен, то это тема непростая. Бывает, что женщина влюбляется в женатого мужчину. И обе, и жена, и она, начинают соперничать, а им надо научиться быть родными.  

— Я очень много переезжал, потому что мне так хотелось. Мы ведь живем ради опыта. У меня было пять домов, многие из которых я капитально отремонтировал. Сейчас живу в доме, который мне предоставила моя хорошая знакомая.

— И уезжают, и возвращаются. Им есть, с чем сравнить жизнь в городе. Бывает, пожив в мегаполисах, возвращаются. Я много своих учеников встречаю. Один из них зарабатывал на крышах в Красноярске. Сейчас вернулся, занимается строительством лодок.

Арест Виссариона, Сергея Торопа, и его помощников — Редькина и Ведерникова, в общине восприняли спокойно.  

— Для нас это не является потрясением и новостью, мы еще 20 лет назад знали, что так все произойдет, — говорит Александр Скробан. — Это было предсказано. Как случилось 2 тысячи лет назад, когда Христа распяли на кресте. Для чего нужна была смерть Иисуса? Чтобы показать, что такое любовь. Сейчас, конечно, не случится убийства, «распятие» будет носить психологический характер. Нам надо всем сейчас реветь, а мы улыбаемся. Учитель многому нас научил.

Как видите из сказанного, люди по-прежнему остаются слепы в отношении Виссариона и его учения, несмотря на то, что вскрываются все новые, и новые факты о Торопе — лже-Иисусе. Бывшие последователи Виссариона рассказывают о диких нравах в общине, нещадной эксплуатации, где члены секты были практически крепостными.

Следователи сейчас проверяют информацию, почему, несмотря на многочисленные жалобы и заявления с серьезной доказательной базой, людям отказывали в возбуждении уголовных дел.

Но виссарионцы — таежные отшельники отметают напрочь все обвинения в отношении своего Учителя и намереваются и дальше жить в придуманном им мире.   

— Как сложится их судьба, в общем-то предсказуемо, — говорит глава Правозащитного центра Всемирного русского народного собора, религовед Роман Силантьев. —  Какая-то часть людей жила там не по своей воле, кто пострадал от произвола. Они постараются вернуться к нормальной жизни. Особенно те из них, кому есть куда возвращаться, у кого остались родственные связи и какая-то недвижимость. Это примерно — одна треть поселенцев. Они постараются покинуть эту территорию. А две трети отшельников останутся, поскольку у них ничего не осталось за пределами этой общины, иной жизни они не знают и не помнят. Одна часть из них продолжит поклоняться Виссариону, другая часть может перейти в другую подобную секту, у которой есть свои экопоселения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь